Круглосуточный телефон справочной ветеринарно-орнитологической службы

Москва. Госпиталь птиц +7(495)223-09-02, +7(926)608-43-46
МО г. Балашиха, Шоссе Энтузиастов д. 1, сзади ТЦ "Светофор"
Санкт-Петербург. Госпиталь птиц +7(921)771-60-31, +7(812)497-27-07
СПб, ВО, ул. Карташихина д. 12 с 11:00 до 20:00
Консультация орнитолога Москвы и СПб
+7(926)608-43-46



Балашиха - лечение собак, кошек, грызунов и рептилий
+7(495)521-84-50, 524-11-81

Отдел продаж и доставки на дома из питомника +7(925)072-65-10
Поиск




Рекомендуем — «Адепт». «Журнал для любителей птиц» №3(7), 1996 г.


Небольшой одноэтажный дом в подмосковном поселке Балашиха, поблизости от кольцевой автомобильной дороги. Совсем недавно здесь стояли племенные быки. Теперь этому трудно поверить: в домике белизна, чистота, строгий медицинский порядок. Быки сменили квартиру, уступив место ветеринарной клинике «Адепт».

Многие москвичи, владельцы домашних животных, узнали об этой клинике раньше, чем увидели или услышали ее рекламу, потому что, кроме рекламной информации, есть такая вещь, как хорошая репутация. В «Адепте» ведут амбулаторный прием, делают все необходимые диагностические исследования, оперируют, вакцинируют, высылают врачей на дом, а при необходимости принимают животное на стационарное лечение.

На базе клиники проходят практику студенты Российского Государственного Аграрного Заочного Университета («Адепт» является его структурным подразделением) и студенты Ветеринарной академии.


Три амазона и большой желтохохлый какаду сидят в отдельных просторных клетках. Вся компания внимательно разглядывает меня, поблескивая любопытными глазами. Интересно, с чем они поступили? Романов дает обстоятельные пояснения, тактично соблюдая меру в употреблении медицинской терминологии.

— Обычные жалобы на оперение: плохая линька, постоянная перхоть. Сделали бактериологический анализ и оказалось пастереллез. При этой болезни очень сильно поражаются легкие: они как бы расплавляются. В результате птица погибает от удушья. Такая участь постигла какаду, которого, к сожалению, очень поздно принесли, и спасти ею не удалось. А эти четверо уже почти здоровы.

— Давно они здесь?

— Месяц. Поступили в одно и то же время и скоро вернуться к хозяевам. Трое постоянно живут в банковском офисе, а этот амазон домашний. Мы лечили их антибиотиками. Кроме того, пришлось отрегулировать сильно нарушенный обмен веществ: у них, оказывается, не было возможности грызть свежие ветки, им мало давали фруктов... Птица вообще часто страдает от неправильного содержания. Этих попугаев, например, никогда не опрыскивали водой. Но ведь им желательно получать водные процедуры. А каково все время сидеть в помещении, без ультрафиолетовых лучей?

— Может быть, у этих, банковских, к тому же еще был стресс?

— Нет. Условия офиса их психологически вполне устраивали. Они там общались с посетителями и не скучали. У нас им тоже, по-видимому, нравится. Следят, кто пришел. Если появляется собака или кошка, то попугаи лают, мяукают. Очень общительные птицы. Чувствуют они себя хорошо, но курс лечения пока продолжается, иначе болезнь обязательно даст рецидив.

— Хозяевам, должно быть, накладо столько времени держать птиц в клинике?

— Дело в том, что серьезно лечить большого попугая в домашних условиях — практически нереально. Необходимо, например, регулярно, раз в два-четыре дня, делать уколы, а это, поверьте мне, довольно сложная процедура — людей и собак колоть значительно проще. Владельцы этих попугаев поняли, что эффективнее и дешевле сдать птицу на лечение в клинику, чем без конца вызывать ветеринара. Здесь вовремя и квалифицированно делаются все процедуры, кроме того, мы ведем непрерывный бактериологический и биохимический контроль за состоянием наших пациентов.

Попугаи прислушиваются к разговору, бросая значительные взгляды то в нашу сторону, то друг на друга.

— А с чем лежат (вернее «сидят») другие больные?

— Вот этот розовощекий неразлучник очень яростно себя ощипывал. Мы обнаружили у него стафилококк, и теперь ему придется некоторое время покрасоваться вот в этом пластиковом воротничке, который не дает ему склевывать с себя лекарство.

— Кстати, довольно часто приходится слышать жалобы на самоощипывание. Что за этим скрывается? Говорят, дурная привычка, обмен веществ...

— Самоощипывание, затянувшаяся линька и вообще любые нелады с оперением — повод для немедленного обращения к нам. Необходимо сразу же сделать бактериологический, вирусологический и биохимический анализы, и только потом имеет смысл рассуждать о причинах, которыми могут являться очень серьезные заболевания, в том числе опасные и для человека. Как, например, у этого симпатичного волнистого попугайчика, который сидит в стеклянном боксе. У нас своя лаборатория, это помогает очень быстро и точно поставить диагноз.

Неподалеку от попугаев маленькая дикая уточка, перебинтованная на уровне плеч, грустно переступает по дну клетки перепончатыми лапками.

— Эта кряква — жертва собственной неосторожности. Она шла к пруду и, переходя дорогу, попала под машину. У нее сильно раздроблена плечевая кость, идет воспалительный процесс. Птица, в сущности, находилась уже на грани гибели, когда ее подобрала одна добрая, энер-гичная женщина, разузнала, где можно ее вылечить, и привезла к нам. Спасительница очень просила сделать все, чтобы птица снова могла летать.

— Жаль, но ведь это кажется, довольно сложный случай?

— Мне самому, с чисто профессиональной точки зрения, интересно не только сохранить крыло, но и восстановить летательную функцию. Однажды к нам принесли пойманного в лесу большого подорлика, у которого дробью была перебита плечевая кость, и это заставило его приспособиться к наземной жизни он питался лягушками, при виде людей залегал... Мы восстановили ему плечевую кость, и он смог летать. Правда, в дикую природу уже не вернулся — остался жить с людьми. Иногда помогаем ловчим птицам, которым случается повредить крыло во время охоты. Свежие переломы лечить значительно проще, но к нам часто поступают птицы с застарелыми, неправильно сросшимися переломами. Здесь выручает подобие знаменитого аппарата Илизарова. Помню амазона с неправильно сросшейся ногой. Он вообще не мог двигаться — висел на жердочке. Мы полностью вернули ему подвижность. Многие просто не знают, что мы в состоянии помочь даже в очень сложных случаях. Конечно, чем раньше к нам обратятся, тем лучше результат.

— Часто приходиться делать птицам операции?

— Довольно часто удаляем опухоли, даже злокачественные, если, конечно, нет метастазов. Кстати, с нами сотрудничает «настоящий» онколог — доктор медицинских наук Федор Витальевич Доненко.

Здесь я позволю себе сделать небольшую паузу в нашем диалоге, чтобы обратить внимание читателей на проблему специализации. Традиционно считается, что настоящий ветеринар должен уметь оказать животному любую помощь: он и терапевт, и хирург, и акушер. Но «Адепт» видит перспективу в более узкой специализации не только по классам и группам животных (с птицами, например, кроме Романова, работает кандидат биологических наук Андрей Леонидович Киселев), но и по профилю заболевания. Без этого любая «клиника» все равно останется ветеринарным пунктом

— Какие птицы чаще всего оказываются вашими пациентами?

— На первом месте, безусловно, волнистые попугайчики, которых часто приносят одинокие пожилые люди. Затем куры, канарейки (обычно они страдают заболеваниями ног). Много голубеводов обращается к нам, правда, в основном по вопросу вакцинации: голубей обязательно вакцинируют из-за неизбежных контактов с дикими птицами. Но на самом деле вакцинировать надо всю домашнюю птицу поголовно, потому что заражение вирусом происходит и через корм - вирус легко попадает в зерно, пока оно хранится на складе. Вообще, владельцы птиц обращаются к нам довольно часто и по самым разнообразным причинам. Многие, правда, не решаются к нам ехать, считая, что мы находимся слишком далеко, и предпочитают вызывать орнитолога на дом. А другие, наоборот, охотно едут к нам, ведь это значительно дешевле. О жителях ближайших районов нечего и говорить: они наши постоянные клиенты.

— Понятно, что вызов ветеринара на дом не всем может оказаться по карману. А обслуживание в самой клинике?

— Вполне доступно для подавляющего большинства.

— Ну а все же бывает так, что кто-нибудь из ваших посетителей не в состоянии заплатить даже эту минимальную сумму?

— Бывает. Но это не повод, чтобы отказать в медицинском обслуживании.

В заключение хочу заметить, что работающий уже не первый год «Адепт» пережил немало трудных дней, пока нынешние хозяева не приняли его под свое, может быть не слишком широкое, но надежное крыло. Домик у кольцевой автодо-роги освоен еще не полностью, часть помещения находиться в состоянии ремонта и переоборудования. Впереди много работы: огонек надежды, зажженный здесь для наших зверей и птиц, должен светить все ярче. Спешите к нему!

Беседовал главный редактор журнала
Сергей Шабуцкий

 



Форма связи



Похожие записи