Круглосуточный телефон справочной ветеринарно-орнитологической службы

Москва. Госпиталь птиц +7(495)223-09-02, +7(926)608-43-46
МО г. Балашиха, Шоссе Энтузиастов д. 1, сзади ТЦ "Светофор"
Санкт-Петербург. Госпиталь птиц +7(921)771-60-31, +7(812)497-27-07
СПб, ВО, ул. Карташихина д. 12 с 11:00 до 20:00
Консультация орнитолога Москвы и СПб
+7(926)608-43-46



Балашиха - лечение собак, кошек, грызунов и рептилий
+7(495)521-84-50, 524-11-81

Отдел продаж и доставки на дома из питомника +7(925)072-65-10
Поиск




Перебранка в Копенгагене и ее катастрофический исход Будет ли земля жить дальше?


22.12.2009г.

Сначала они взяли Землю в скобки, затем вычеркнули из текста. В конце текста уже не было речи о спасении биосферы: надо было спасать свое лицо. По мере того, как переговоры все более заходили в тупик, все намеки на какой-либо прорыв в конференции были убраны. Теперь стал возможным любой текст договора, в котором участники делают вид, что чего-то достигли. Более ясным и безобидным был бы чистый лист бумаги, под которым подписались бы все, нежели эта, ни к чему не обязывающая, невнятная резолюция.

Это был катастрофический исход хаотического саммита. Событие, которое по праву можно назвать историческим по своей некомпетентности. Делегаты, приехавшие из тропиков чтобы попасть на саммит, должны были по 10 часов проводить в очередях при температуре, близкой к нулю, без помещений, без еды и воды, многим было отказано без каких-либо объяснений. Некоторые теряли сознание от нервозной обстановки; удивительно, что никто не умер. Процесс переговоров был не менее бестолковым: никаких признаков использования инновационных методов разрешения конфликтов, разработанных специалистами, те же старые приемы тупой конкуренции.

Наблюдая саммит через веб-камеру (меня туда тоже не пустили), я был поражен тем, что система международных договоров практически не изменилась за последние 130 лет. Конечно, большее разнообразие лиц, меньше длинных бород и усов, сюртуков, пикельхельмов, но такие же переговоры правительств по разделу атмосферы могли происходить в Берлине, в 1884 г. Создавалось такое впечатление, что демократизация и расцвет гражданского общества, правовая защита и самоопределение народов не известны участникам саммита. Правительства, избранные и самопровозглашенные, без всякой связи со своими гражданами, не говоря уже о гражданах других стран, присвоили себе право проводить границы между глобальным достоянием и решать, кто что получит. Такой раздел атмосферы можно сравнить только с разделом Африки.

Никто не говорил о нарушении справедливости в многосторонних переговорах или даже не признавал наличие таковой. Интересы государств и интересы людей - не одно и то же. Часто они диаметрально противоположны. В нашем случае, большинство богатых и быстро развивающихся стран пытались на этих переговорах отхватить себе наибольший кусок атмосферы - иметь больше прав на ее загрязнение, чем у своих соперников. Такой подход неизбежно должен был привести к катастрофическим результатам.

Большую часть времени я проводил в Климафоруме, альтернативной конференции, организованной всего четырьмя людьми, на которую
съехались 50 000 человек, и которая проходила на едином дыхании. (Я знаю теперь, какую команду я бы выбрал для сохранения планеты). На этой альтернативной конференции адвокат Поли Хиггинс выдвинула другой подход. В ее декларации планетарных прав, экосистемам даются права, подобные человеческим правам, которые были провозглашены после Второй мировой войны. В ней изменены правовые отношения между людьми, атмосфера и биосфера не являются более объектами собственности и подлежат охране. Ее декларация создает глобальную правовую основу для проведения переговоров, лишающую государства свободы распоряжаться экосистемами и зависящими от них людьми.

Еще перед началом того, что обернулось фарсом в Копенгагене, было ясно, что, по-видимому, уже слишком поздно для предотвращения глобального потепления на два или более градусов. Национальные государства, преследующие свои собственные интересы, все время перекладывали на других свою ответственность за превентивные меры, начиная с 1992 г. Мы потеряли 17 драгоценных лет, возможно единственных, когда еще можно было предотвратить разрушение климата. Это была не случайная потеря: это результат систематической кампании по саботажу, проводимой определенными странами, заинтересованными лишь развитием своей энергетической промышленности. Этот идиотизм был поддержан государствами, которые до сих пор считаются "надежными партнерами": это они давали твердые заверения, только для того, чтобы использовать обходные пути, давать ложные отчеты и заниматься аутсорсингом. Во всех случаях корыстный интерес стран брал вверх над долгосрочной судьбой человечества. Корпоративные прибыли и политическая целесообразность оказывались до сих пор более важными соображениями, чем состояние природной среды или человеческая цивилизация. Наши политические системы оказались
неспособными выполнять свои главные цели: защищать нас друг от друга.

Прощай Африка, прощай южная Азия, прощайте ледники и айсберги, коралловые рифы и тропический лес. Было приятно с вами познакомиться. Мы так и не успели полюбить вас. Наши правительства мгновенно среагировали, когда надо было спасать банки, но лишь занимались перебранкой, когда вы умирали.

Джордж Монбиот

The Guardian, 18 декабря 2009 г.

(Перевод Виктор Постников, Киев)

 



Форма связи



Похожие записи