Круглосуточный телефон справочной ветеринарно-орнитологической службы

Москва. Госпиталь птиц +7(495)223-09-02, +7(926)608-43-46
МО г. Балашиха, Шоссе Энтузиастов д. 1, сзади ТЦ "Светофор"
Санкт-Петербург. Госпиталь птиц +7(921)771-60-31, +7(812)497-27-07
СПб, ВО, ул. Карташихина д. 12 с 11:00 до 20:00
Консультация орнитолога Москвы и СПб
+7(926)608-43-46



Балашиха - лечение собак, кошек, грызунов и рептилий
+7(495)521-84-50, 524-11-81

Отдел продаж и доставки на дома из питомника +7(925)072-65-10
Поиск




Обретение свободы (Как нашли белохвостого орлана- Кочергу)


Обретение свободы (Как нашли белохвостого орлана- Кочергу)

Самое удивительное в жизни человека это узнавание. Вот ты посмотрел в первый раз в зеркало и понял, что смотрящий на тебя человечек – это ты! Вот ты бежишь с горы, разметав руки! Еще мгновение и ты полетишь, вслед за парящем в поднебесье орлом и, вдруг, понимаешь, что такое свобода! Это удивительное чувство узнавания! Или познавания?

Два с небольшим года тому назад ночью раздался звонок, и рядом с домом я рассмотрела зелёный огонек такси. Передо мной стояла хрупкая женщина с огромной коробкой от телевизора. «Мне сказали, что вы помогаете птицам». Такси, развернувшись, уехало обратно в ночь.

Да, помогаю. Делать нечего, взявшись за прорези в картоне, мы внесли коробку во двор. Жуткий удар изнутри картонной коробки наводил на мысль о том, что размер птички поболее воробушка. Поднеся фонарик к прорези я наткнулась взором на огромный и внимательно следящий за мной глаз. Вот он исчез во мгле коробки и тут вновь удар и жуткий скрежет изнутри картона.

Подготовив всё необходимое для «тёплой» и «дружеской» встречи, не забыв про перекись водорода и бинты, я приоткрываю коробку и вижу огромную самку орлана-белохвоста. Птица сидит на хвосте, приоткрыв крылья и готова в любой момент выбросить крючко-когтистую лапу для недружеского приветствия.

Набросив на птицу специальную пелёнку, беру в руки этого птичьего монстра, в размахе крыльев достигающего 2,5 м и кладу на стол для осмотра. Многие перья обломаны, всклокочены, цвет пера тусклый и на вид засаленный.

Незнакомка помогает справиться с этим пернатым гигантом и главный вопрос, тревожащий её – смогу ли я забрать птицу или ей придется искать вновь такси и везти её дальше. Хотя дальше уже некуда. Я – последняя её надежда.

Водворив птицу обратно в коробку, к её явному неудовольствию, мы проверяем прочность «зиндана» (азиатской ямы-тюрьмы), фиксируем всю конструкцию верёвками и идем в русскую кают-кампанию – на кухню. Ольга Александровна – ветврач по профессии и любитель животных по призванию. Недавно её вызвали к пациенту – в холодном сарае на окраине Димитровграда жил огромный орел. Его привезли для того, чтобы сделать чучело. Да вот перья очень обломались. Хозяин хотел птицу подержать до весны, пока та полиняет, да вот что-то птица захворала. Тяжелое дыхание, отдышка говорили о тяжелом легочном заболевании. Птицу без труда удалось скрутить, прослушать и поставить диагноз – воспаление лёгких. Ольга Александровна взялась лечить крючконосого пациента.

А спустя некоторое время хозяин заявил, что птица много жрёт и она ему надоела. Да и какая с доходяги будет прибыль. В общем, пусть она её забирает, или он орла заколет.

Услыхав такие слова Ольга Александровна нашла коробку от телевизора, засунула в неё птицу и рванула в Ульяновск, где по слухам есть такие же как и она безумные любители животных. Так она и оказалась ночью в чужом городе с картонной коробкой в которой билось несостоявшееся чучело.

Наутро мы перевезли коробку с птичьим монстром на областную станцию юннатов. Помещение заброшенной овощеводческой теплицы решили отдать под реабилитационный центр для спасения птиц, попавших в беду. В последствии он будет называться Центром спасения диких птиц, а между собой – «Орлятником». Ремонтные работы по переоборудованию уже начались, и первый обитатель ждал ключи от новой кельи. Это был орел-могильник, или императорский орел, по кличке Чижик. О нем особая история.

Совсем недавно появился здесь и молодой орлан-белохвост с провисшим крылом и бельмом на глазу. Он уже обосновался в недострое и успешно осваивал пространство в полсотни квадратных метров. С предосторожностями мы с Ольгой Александровной приоткрыли картонную коробку и дали, наконец, возможность орланихе расправить крылья.

Перед нами были два орлана. Два существа с похожей судьбой. И тот и другой познакомились с обжигающей дробью, которая в первый же год жизни превратила их из свободных и гордых птиц в убогих калек. Но, что это! Наша новенькая начала активно махать крыльями, и сделав пару взмахов, оказалась на уровне наших голов, найдя себе присаду из труб! И сразу же победное «Кья, кья, кья!» Она выше нас и требует свободы!

Так и встретились родственные души – две птичьих – орлана и орланихи, и две человеческих – моей и Ольги Александровны. И каждым было, что друг другу сказать. Не обязательно словами, достаточно взгляда, что бы всё понять.

Орлана назвали Мальчиком, за его скромный и даже застенчивый нрав. А новенькая получила кличку Кочерга за жесткий, «железный» характер и огромный крючковатый клюв. Даже дикого зверя начинаешь уважать за силу духа. Непримиримый характер, сила воли, жажда свободы, внутренний огонь, горящий в её глубоких, внимательных глазах. А еще она оказалась по-женски очень болтливой и разговорчивой. Любила чистоту и порядок. Каждый день принимала ванну и была весьма требовательна к своему собрату по несчастью.

Сразу стало ясно, что птица перенесла не только острую лёгочную инфекцию. Она сильно припадала на правую ногу. Через несколько дней я отвезла птицу на рентген, который подтвердил моё предположение. В цевке, неоперенной части ноги птицы, застряла дробина. Она и заставляет птицу прихрамывать. Но кроме этого по всему телу несчастной птицы, как горох, было рассыпано еще около 10 дробин. Птица была нашпигована утиной дробью, которая доставляла ей массу неприятностей и боли.

Наверное, в жизни просто так ничего не случается. Судьба и добрые люди вывели меня на московский госпиталь птиц «Зелёный попугай», где существует программа помощи диким птицам. Познакомившись по Интернету с директором госпиталя Владимиром Романовым, я вновь почувствовала это уже знакомое состояние узнавания. По повороту головы, по брошенному вскользь слову.

Спустя полгода орнитолог Романов уже проводил диспансеризацию моих подопечных, которых к тому времени было 10 душ. Познакомившись с Кочергой, Володя, как и я, был очарован сильным и свободолюбивым животным. У нас родился план по её реабилитации. Романов предложил отправить птицу в Москву на дополнительное обследование и серию операций по извлечению дроби из тела птицы. Это был шанс на свободу!

Погрузив птицу в «Тойоту» я провожала Володю в столицу в надежде на лучшее. Я верила, что характер, сила духа не позволит Кочерге сдаться, я верила в неё и в Романова.

Спустя еще полгода я приехала в госпиталь птиц и встретилась со своей любимицей. К этому сроку прошла серия международных консультаций по поводу оперативного вмешательства. Дело в том, что при попадании свинцовой дроби в желудочно-кишечный тракт, под действием желудочного сока и ферментов, происходит окисление металла, что приводит к отравлению всего организма. У Кочерги первые признаки были налицо. Сердечная недостаточность. Часть дробин, лежащих близко к поверхности кожи уже были удалены, ну а засевшие в глубине тела не затрагивали кишечник. Пройдя сложный курс лечения гомеопатическими препаратами, птица почти перестала хромать, стала еще более агрессивной. Дробины стали капсулироваться, обрастать оболочкой из соединительной ткани и стали безопасным балластом в теле птицы. Вспомните фронтовиков с осколочными ранениями! Рабочий, ухаживающий за животными, предупредил меня, что птица может атаковать, но я рискнула и вошла в вольеру, где жила Кочерга. «Здравствуй, Кочерга, девочка моя!» «Кья, кья, кья!» - запрокинув голову проклекотала орланиха. Я уверена, что птица узнала меня, так же, как и я узнала бы её сотен сидящих орланов, по взгляду, по повороту головы… Мы посидели рядом на жердочке, помолчали. Меня пристально изучал карий глаз под ярко выраженной надбровной дугой. Так держать, девочка!

Вскоре птицу перевели в Национальный парк «Лосиный остров», в разлётный вольер Международного фонда защиты животных, где птица могла совершать тренировочные полёты.

И вот, наконец, долгожданный звонок из Москвы. Встречайте, мы едем выпускать Кочергу на свободу. Был составлен целый план её выпуска и реабилитации. Неужели после более двух лет страданий, неволи, птица вновь вернётся домой, в дикую природу…

Не подведи Кочерга!

Четыре дня мы бродили по берегам, лазали по тростникам, разбрасывали подкормочного барана по берегам Черемшанского залива Куйбышевского водохранилища. Мы следили за птицей, которая пока неуверенно, но верно, второй раз в жизни осваивала открытое пространство. Ей необходимо было еще раз, как в детстве, совершить свой первый полёт. Кочерга держись, ровнее крылья, ты обязательно полетишь. Ты вновь узнаешь радость свободного парения. Рядом с тобой твои собратья. Их много. Учись у них, теперь ты вновь свободна.

И вот, мимо нас, гордо поглядывая, первый раз ровно и уверенно, пролетела наша Кочерёжка.

Будь счастлива, свободная орланиха. Я освобождаю тебя от клички Кочерга. Теперь ты вольная птица. А мы будем готовить к выпуску следующих птах.

Света Смирнова,
15.08.2006

Список публикаций и наших успешных выполненных проектов по лечению, реабилитации и адаптации хищных птиц на воле

Московский канюк Гаврюша обрел свободу!








Форма связи



Похожие записи