Круглосуточный телефон справочной ветеринарно-орнитологической службы

Москва. Госпиталь птиц +7(495)223-09-02, +7(926)608-43-46
МО г. Балашиха, Шоссе Энтузиастов д. 1, сзади ТЦ "Светофор"
Санкт-Петербург. Госпиталь птиц +7(921)771-60-31, +7(812)497-27-07
СПб, ВО, ул. Карташихина д. 12 с 11:00 до 20:00
Консультация орнитолога Москвы и СПб
+7(926)608-43-46



Балашиха - лечение собак, кошек, грызунов и рептилий
+7(495)521-84-50, 524-11-81

Отдел продаж и доставки на дома из питомника +7(925)072-65-10
Поиск




Неожиданная находка


Надежда Санина, Ридерз Дайджест, апрель, 2005 г.

Совенок Филимон важно разгуливает по веткам, прикреплённым к полкам книжного шкафа, оглядывая сверху свои владения: письменный стол, диван, кадку с пальмой. Сразу видно, что в этой квартире он чувствует себя полноправным хозяином. Вообще-то сова – птица дикая и к жизни в домашних условиях не приспособленная. Её стихия – лес. Но если птица попадает в беду, помочь ей может только человек.

В воскресенье, 29 августа 2004 года, Ирина Секулич, арт-директор одного из московских рекламных агентств, вместе с мамой возвращалась с дачи. Неожиданно её внимание привлёк странный предмет у обочины дороги, по форме напоминавший камень причудливой формы. Но, подъехав ближе, она поняла, что это живое существо.

Хотя Секулич торопилась домой, она остановила машину, чтобы рассмотреть находку. Действительно, на обочине сидел сжавшийся в комочек совёнок. Он так ослаб, что даже не пытался вырваться, когда Секулич взяла его на руки. «У него было повреждено крыло, - рассказывает она. – Я сразу поняла: если птице не помочь, она погибнет».

Секулич, которая с детства жила в окружении домашних животных, не колебалась ни секунды. Осторожно завернула совёнка в тряпку, она положила его на заднее сиденье автомобиля и поехала в Москву.

В поисках Айболита

Добравшись до дома, Ирина поспешила с совёнком в ближайшую ветеринарную клинику. Отстояла длинную очередь. Но дежурный ветеринар даже не стал осматривать совёнка. «Птицами мы не занимаемся», - безаппеляционно заявил он потрясённой женщине.

Боясь потерять драгоценное время, Секулич помчалась в другую больницу. Наученная горьким опытом, она сразу навела справки у сотрудницы больницы, - увы, и здесь совёнку помочь не могли.

Когда около одиннадцати вечера расстроенная Ирина принесла совёнка домой, он выглядел измученным и даже не пытался сопротивляться, когда до него дотрагивались. «Мы начали всерьёз беспокоиться, что он не доживёт до утра», - вспоминает Секулич. Правда, совёнка всё-таки удалось накормить фаршем, и это вселило в Ирину некоторую надежду.

На следующий день, не желая больше действовать наугад, Секулич позвонила в справочную. Та ей дали телефон больницы в подмосковном городе Балашиха, специализирующейся на лечении птиц. Ирина набрала номер – и с облегчением услышала: «Приезжайте. Постараемся вылечить вашу сову».

Старый жилой дом на окраине Балашихи мало напоминал ветеринарную клинику. Однако вывеска над входом в подвальное помещение гласила: «Госпиталь птиц “Зелёный попугай”». Секулич потянула тяжёлую металлическую дверь и оказалась в настоящем птичьем царстве. Вдоль стен стояли огромные вольеры, и в каждом сидели птицы: совы, ястребы, утки, попугаи. У одних было перевязано крыло, у других – лапа. Неужели мы наконец-то попали туда, куда нужно?! – думала Секулич, идя по коридору вдоль этих вольеров.

В тот день в госпитале дежурил орнитолог Владимир Колотов. Птицами о-р Колотов, работающий в «Зелёном попугае» практически со дня его основания, занимается всю жизнь. «Я хорошо отношусь ко всем животным, но почему-то именно птицы кажутся мне самыми загадочными и беззащитными существами», - рассказывает он. В детстве Владимир сколачивал скворечники и кормушки, а когда настало время выбирать профессию, у него не было сомнений, кем стать.

Осмотрев совёнка, Колотов понял: спасти крыло не удастся. «кости слишком сильно раздроблены, а мягкие ткани уже начали отмирать, - объяснил он Ирине. – Придётся ампутировать крыло».

Операцию назначили на следующее утро, и Ирине пришлось оставить совёнка в госпитале. Всё ещё переживая за раненную птицу, она села в машину и отправилась домой.

Орнитолог Колотов не удивился появлению совёнка в своём кабинете. «Численность сов зависит от количества мышей, которыми питаются птицы, - говорит он. – А в прошлом году мыши необычайно расплодились. Так что летом нам часто приходилось оперировать раненых сов».

Чтобы встретиться с совой, вовсе не обязательно забираться в чащу леса. Эти птицы нередко селятся в городских парках, оставаясь при этом незамеченными.

Как пишет в своей книге «Лечение, содержание и дрессировка птиц» руководитель «Зелённого попугая» к. б. н. Владимир Романов, «сова перемещается в пространстве, как привидение». Такой эффект достигается за счёт того, что рулевые и маховые перья у сов окаймлены мягким опушением, которое сглаживает звуки в воздухе.

Вопреки бытующему мнению, совы видят днём ничуть не хуже, чем ночью. Но, оказавшись на открытом пространстве среди бела дня, сова рискует подвергнуться нападению других птиц – грачей, ворон, галок и сорок. Поэтому в светлое время суток совы предпочитают прятаться в укрытие.

Совы нередко страдают и по вине охотников. «Бывает, человек нажимает на курок прежде, чем понимает, что перед ним не утка, а сова», - объясняет о-р Колотов.

«Зелёный попугай» спешит на помощь

Раненых сов в «Зелёный попугай» привозят отовсюду – из Московской, Рязанской, Тверской областей. Это не удивительно: ведь млекопитающих лечат везде, а найти ветеринара-орнитолога – задача непростая.

Впрочем, совы – далеко не единственные пациенты «Зелёного попугая». Кого только не приходилось лечить специалистам госпиталя за 12 лет его существования: и хищников вроде ястребов, канюков, соколов, и водоплавающих. Среди пациентов есть и домашние птицы, но своей главной задачей врачи считают помощь диким птицам. Выздоровевших птиц отправляют в реабилитационный центр «Ромашка» в Тверской области, где пернатые заново осваивают навыки жизни на воле. В дикую природу уже возвратилось более девяти тысяч бывших пациентов госпиталя.

И всё же, несмотря на усилия врачей, некоторые птицы уже никогда не вернутся к вольной жизни. единственное, что можно для них сделать, - найти энтузиастов, которых возьмут на себя заботу об искалеченной птице.

Приехав домой, Ирина Секулич посоветовалась с родными, и они решили, что, если совёнок выживет, они возьмут его себе в дом. И имя для него выбрали – Филимон.

Возвращение Филимона

Два дня Секулич не находила себе места от беспокойства. Она постоянно звонила в госпиталь с вопросом: «Как там наша птичка?» Наконец ей сказали, что совёнок пошёл на поправку, а в четверг вечером сообщили, что он «готов к выписке».

Едва повесив трубку, обрадованная, Ирина побежала к машине, чтобы как можно скорее забрать совёнка.

В госпитале, расставаясь со своим пациентом и его хозяйкой, о-р Колотов подробно объяснил Ирине, как ухаживать за совёнком и чем его кормить. В природе совы заглатывают добычу целиком. Для нормального пищеварения нужно, чтобы к ним в желудок попадали шесть, пух и кости, которые они потом отрыгивают. Поэтому Колотов посоветовал Ирине кормить совёнка отбитыми куриными шейками.

Дома у Секулич всё уже было готово к возвращению Филимона. Совёнок быстро освоился в кабинете отца Ирины, Марио Николаевича. И хотя в его распоряжении большая клетка, он отправляется туда только на время уборки; остальное время он свободно разгуливает по комнате. Немного обжившись, Филимон соорудил себе гнездо в кадке с пальмой и днём часто сидит там, притаившись.

Филимон похож на мягкую игрушку, однако характер у него совсем не плюшевый. Как только совёнок окончательно поправился, он тут же дал понять, что он – дикая птица. «Как-то раз Филимон сидел на высоком ящике. Я протянула руку, чтобы его погладить, но он, к моему ужасу, спрыгнул с ящика и… упал, - вспоминает Ирина. – К счастью, всё обошлось, но теперь мы подходим к совёнку близко только во время кормления».

Наблюдать за тем, как совёнок поглощает пищу, необычайно интересно. « У Филимона маленький клювик, но, когда он начинает заглатывать еду, его рот непостижимым образом растягивается», - рассказывает Ирина.

Семья Ирины очень привязалась к совёнку, особенно её отец. Сам Филимон тоже выделяет Марио Николаевича среди остальных. «Дело в том, что папе в отличие от нас с мамой не приходится беспокоить совёнка, если нужно убраться», - смеётся Ирина, раскрывая секрет мужской дружбы.

- Когда мы подобрали совёнка на дороге, нами двигала жалость и желание помочь беззащитному существу, - говорит Секулич. – Сидя там, на обочине, он как будто просил о помощи. Теперь Филимон стал полноправным членом нашей семьи и всеобщим любимцем. И он платит нам тем же, каждый день даря нам радость.




Форма связи



Похожие записи