Круглосуточный телефон справочной ветеринарно-орнитологической службы

Москва. Госпиталь птиц +7(495)223-09-02, +7(926)608-43-46
МО г. Балашиха, Шоссе Энтузиастов д. 1, сзади ТЦ "Светофор"
Санкт-Петербург. Госпиталь птиц +7(921)771-60-31, +7(812)497-27-07
СПб, ВО, ул. Карташихина д. 12 с 11:00 до 20:00
Консультация орнитолога Москвы и СПб
+7(926)608-43-46



Балашиха - лечение собак, кошек, грызунов и рептилий
+7(495)521-84-50, 524-11-81

Отдел продаж и доставки на дома из питомника +7(925)072-65-10
Поиск




Инновации в охоте на птиц. Последнее Ноу-Хау чиновников от охоты.


После принятия Федерального закона от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" было много благостных разговоров о том, что, наконец-то, вопросы организации и проведения охоты на территории РФ будут введены в цивилизованное русло и получат достойную правовую базу. Не вызывает сомнения, что этот вид хозяйственной деятельности человека, связанный с изъятием из естественной природной среды обитания млекопитающих и птиц, должен жестко контролироваться и регулироваться. Однако практика показывает, что многие <<инновации>> данного законопроекта в реальности привели к еще большему негативному влиянию человека и прессу на животный мир России.

Согласно одной из таких <<инноваций>> субъекты РФ получили право расширять региональные списки видов, на которые разрешена охота, в
дополнении к существующему федеральному списку (глава 2 статья 11 пункт 3 Федерального закона No.209-ФЗ).

К чему привела эта <<инновация>>?

1. Виды вносятся в региональные списки охотничьих ресурсов в массе без какого-либо научного обоснования. Ну, нельзя же считать за
серьезное обоснование фразы о том, что они <<рыбу едят>> или <<раньше была традиция охоты на них>>. Мы живем в 21 веке, и, времена когда на всю

<<Тьмутараканскую губернию>> было 5 ружей, давно прошли. Тем более что в настоящий момент существуют такие понятия, как обязательный государственный мониторинг охотничьих ресурсов и среды их обитания; необходимость обоснования изъятия из естественной среды обитания природных объектов; экологическая экспертиза объемов добычи охотничьих ресурсов; природоохранное законодательство РФ; международные соглашения по охране мигрирующих видов и т.д.

2. Виды вносятся в региональные списки без указания их полного названия на русском языке и научного названия на латыни. Вероятно, это
делается сознательно, для того, чтобы была возможность беспрепятственного отстрела всего подряд. Складывается впечатление, что разработчики региональных законодательных актов незнакомы с тем, что существует научная классификация видов, и они отличаются друг от друга! Например, в региональные списки вносятся <<цапля>>, <<чайки>>, <<дрозды>>. Какая <<цапля>>? Какие <<дрозды>>? Какие <<чайки>>? На территории России можно встретить, по меньшей мере, 10 видов цапель, 25 видов чайковых птиц и 24 вида дроздов, многие из которых находятся далеко не в прекрасном состоянии благодаря <<самому разумному>> существу>> на планете (точнее будет сказать, что многие из них редки и находятся под угрозой исчезновения). Вы представляете себе охоту на певчего дрозда или белобровика? Или охоту на большую выпь или волчка? Какие научные данные положены в основу такого широкого и вольного включения этих птиц в списки охотничьих видов?

3. Отдельная тема для обсуждения, имеющая отношение к морали и этике, это широкое включение в региональные списки видов, которые будут отстреливаться ради забавы, т.к. не могут быть использованы человеком для гастрономических целей (цапли, чайки, выпи и другие). Разве мало нам исторических примеров, когда бесконтрольное и бездумное истребление животных привело к их исчезновению в природе? Необходимо напомнить, что в настоящее время более 50 видов млекопитающих и птиц России находятся под угрозой исчезновения в природе из-за хозяйственной деятельности человека, в том числе и из-за пресса охоты. Можно понять, когда коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации имеют право на добычу бакланов, поморников, чаек, крачек, гагар и чистиковых (согласно главе 2 ст.11 Федерального закона No.209-ФЗ). Однако надо ли распространять эту практику на всей территории Российской Федерации с учетом того, что уклад жизни городских жителей отличается от уклада жизни коренных малочисленных народов России? Или это делается сознательно для увеличения числа <<живых мишеней>> в природе?

Разговоры о том, что это такой способ их регулирования в природе не могут быть приняты в качестве серьезных аргументов. Эта мысль требует пояснения.

Предлагается <<регуляция>> численности рыбоядных птиц за счет их отстрела. Для примера, ежегодный сброс воды Волгоградского водохранилища в Саратовской области во время нереста рыбы наносит больший вред рыбным запасам реки Волга, чем все рыбоядные птицы вместе взятые. По сообщениям СМИ только в 2009 году Саратовская область потеряла около 4000 тонн рыбы из-за гибели икры во время понижения уровня Волгоградского водохранилища. Происходит это ежегодно на протяжении многих лет, и без каких-либо последствий для тех, кто это непосредственно осуществляет и кто должен контролировать (правительство РФ, региональное правительство, природоохранные службы и т.д.). Помимо этого, повсеместная продажа и использование сетей, сделанных в Китае, также способствует опустошение рыбных запасов р. Волга и других водоемов Российской Федерации. За последние годы ситуация с государственным регулированием и контролем продажи таких снастей не сдвинулась с мертвой точки.

Предлагается <<регуляция>> численности врановых птиц (сорок, грачей, ворон) путем их отстрела. Несомненно, что проблема увеличения количества врановых видов птиц существует. Но, она не может быть решена отстрелом этих видов в границах охотхозяйств, т.к. это проблема напрямую связана с тем, как человек относится к природным ресурсам. Без снижения объема бытовых отходов попадающих в природную среду, без внедрения на территории России цивилизованных и современных технологий переработки отходов, без внедрения на всей территории России системы раздельного сбора мусора и ужесточения законодательства в этой сфере проблема увеличения количества врановых видов птиц не будет решена. Она не может быть решена <<простым>> отстрелом этих видов, т.к. носит более сложный
характер, что совершенно не учитывается инициаторами подобного <<регулирования>> животных в природе.

После анализа ситуации с расширением списков охотничьих видов в регионах РФ вполне закономерно возникают следующие вопросы:

1. Почему в Федеральном законе No. 209-ФЗ не прописаны критерии, на основе которых могут расширяться региональные списки охотничьих
ресурсов?

2. Какие научные данные и обоснования лежат в основе расширения региональных списков охотничьих ресурсов?

3. В чем заключается <<устойчивый>> подход к управлению охотничьими ресурсами в Российской Федерации (который прописан как один из
основополагающих в Федеральном законе No.209-ФЗ), если в региональные списки в настоящий момент включаются виды, которые будут отстреливаться <<ради забавы>> (чайки, цапли, кваквы, выпи, поганки и другие)?

4. В чем заключается <<устойчивый>> подход к управлению охотничьими ресурсами в Российской Федерации, если подавляющее большинство пернатой дичи в России отстреливается без проведения какой-либо оценки последствий этих действий? Согласно статье 20 Федерального закона Российской Федерации <<О животном мире>> (в ред. от 29.12.2006 N 258-ФЗ) обязательной мерой охраны животного мира является <<государственная экологическая экспертиза, осуществляемая в соответствии с законодательством Российской Федерации и предшествующая принятию органами исполнительной власти Российской Федерации и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации хозяйственного решения, способного повлиять на объекты животного мира и среду их обитания>>. В данной статье подчеркнуто, что обязательной государственной экспертизе подлежат, в том числе - <<материалы, обосновывающие объемы (лимиты, квоты) изъятия объектов животного мира и проведения работ по акклиматизации и гибридизации этих объектов>>. Однако в реальности
исполнительная власть в регионах Российской федерации игнорируют проведение экологической экспертизы объемов изъятия объектов животного мира, ссылаясь при этом, что данное требование относится только к так называемым <<квотируемым видам>>. При этом федеральный закон <<О животном мире>> не делит животных на <<квотируемые>>, и <<не квотируемые>>, а говорит об объемах добычи! Таким образом, охота на пернатую дичь в массе проводится без оценки возможного негативного влияния охоты (весенней и летне-осенней) на популяции охотничьих видов птиц, что противоречит здравому смыслу и презумпции потенциальной экологической опасности этого
вида хозяйственной деятельности человека.

5. Почему региональные списки не содержат детальной информации о видах, на которые разрешается охота (полное название вида на русском языке и научное название на латинском языке)? В совокупности с общей безграмотностью населения по определению птиц в полевых условиях это, несомненно, приводит к отстрелу видов, на которых охота законодательно запрещена и численность которых в природе снижается.

6. Почему федеральный список охотничьих ресурсов, представленный в федеральном законе No.209-ФЗ (глава 2, ст.11), также не содержит детальной информации о видах, на которые разрешена охота (отсутствует полное название видов на русском языке и научное название на латинском языке). Например, в Федеральном законе No.209-ФЗ к охотничьих ресурсам отнесены <<кроншнепы>>. Какие <<кроншнепы>>? Из 7 видов кроншнепов отмеченных в орнитофауне России, один вид вероятно уже исчез в природе, 2 вида считаются залетными, а 3 вида относятся к категории угрожаемых (включены в Красную книгу России и МСОП).

Складывается впечатление, что разработчики федерального закона No.209-ФЗ сами того не подозревая, открыли <<ящик Пандоры>>, что привело в действительности к еще большему прессу человека на животный мир России. Очевидно, что сложившаяся ситуация с расширением региональных списков охотничьих ресурсов требует срочного вмешательства в этот процесс Министерства природных ресурсов и Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Необходимо внесение в федеральный закон No.209-ФЗ изменений в отношении расширения региональных списков охотничьих ресурсов, а также контроль за этими процессами в регионах со стороны органов прокуратуры и природоохранных организаций. В противном случае, ни о каком <<устойчивом>> управлении охотничьими ресурсами и объектами животного мира в России не может идти речи.

Варламов А.Г.,
Саратовское региональное отделение
Союза охраны птиц России

Примеры расширения списков охотничьих видов в ряде регионов Российской федерации (перечень видов цитируется по законодательным актам субъектов РФ):

Астраханская область - <<лебедь-шипун, большой баклан, грач, серая ворона, кваква и цапля>>.

Самарская область - <<млекопитающие (одичавшие собаки и кошки), птицы - серая ворона, сорока, грач, дрозды, серая цапля, чайки, бакланы, выпи, поганки>>.

Тамбовская область - <<грач, дрозд-рябинник, дрозд-деряба>>.

Статья 2. Охотничьи ресурсы
1. К охотничьим ресурсам на территории Тамбовской области относятся:
1) млекопитающие и птицы, предусмотренные частью 1 статьи 11 Федерального закона "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о
внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации";
2) птицы - грач, дрозд-рябинник, дрозд-деряба.
2. К охотничьим ресурсам, в отношении которых на территории Тамбовской области осуществляется промысловая охота, относятся млекопитающие и птицы, предусмотренные частью 1 настоящей статьи.
3. На территории Тамбовской области запрещена добыча млекопитающих и птиц, занесенных в Красную книгу Российской Федерации и Красную книгу Тамбовской области, за исключением отлова млекопитающих и птиц в целях, предусмотренных пунктами 3 и 5 части 1 статьи 4 настоящего Закона.

ЗАКОН ТАМБОВСКОЙ ОБЛАСТИ ОТ 23 ИЮЛЯ 2010 Г. N 680-З "ОБ ОХОТЕ И О СОХРАНЕНИИ ОХОТНИЧЬИХ РЕСУРСОВ В ТАМБОВСКОЙ ОБЛАСТИ"




Форма связи



Похожие записи